[easingslider]

История

История

Название деревни происходит от Мишиц, Мышко, Мышкович. В 1506 г. село (2 двора) в Бобруйском старостве — великокняжеском владении в
Великом Княжестве Литовском. В селе была водяная мельница.

В XVII ст. известна как Мишковичи. У жителей была 1 волока (21,36 га) постоянная, 13 пустых. Платили * Чинш 1 копейку с 1 оседлой волоки, 2 дня в неделю панщина. Натуральная дань: 1 бочка ржи, 1 бочка овса, 1 воз сена, 10 возов дров, 10 горстей льна, 1 гуся, 1 курицу, 20 штук яиц, 4 камня мёда. В 1647 г. 13 дымов, пекарня, корчма. После раздела Речи Посполитой (1793) — в составе Российской империи.В 1838 г. В Бобруйском уездеМинской губернии, 89 душ, во владении помещика.В 1872 году в деревне насчитывалось 90 душ, входившие в Волосовичское сельское общество.В 1863 г. открыта церковно-приходская школа в м. Качеричи. На основании переписи 1897 г. в деревне было 489 жителей.В 1906 году 24 хозяйства, которые имели 524,80 десятин земли, входившие в Поповщинское сельское общество.В 1907 г. в Кочеричской волости. 90 дворов, 674 жителя. В 1909 год деревня (90 дворов, 678 жителей), хутор (1 двор, 9 жителей) в Кочеричской волости Бобруйского уезда Минской губернии.

В начале 1920-х г. открыта 4-хлетняя школа.

В 1921 г. работала водяная мельница. Владелец Виктор фон Гойер, доход 2500 руб. (сведения за 1896-98 гг.)

С 30.08.1924 г. до 26.6.1954 г. центр Мышковичского сельского совета.

В 1931 г. образован колхоз.

В Великой Отечественной войне с конца июня 1941 года до конца 1944 оккупированы немецко-фашистскими войсками. В боях около деревни погибло 26 советских воинов и партизан (похоронены в братской могиле). 132 жителя погибли на фронте и партизанской борьбе. В 1983 г. установлен в их честь мемориал Славы. На территории Мышкович находится средняя общеобразовательная школа. Основана в 1863 году в м. Кочеричи, преобразована в Мышковичскую школу в 1952 г.

После войны колхоз возглавил К. П. Орловский. В мае 1967 года за большие успехи, достигнутые в развитии сельскохозяйственного производства «Рассвету» был вручен орден Ленина. После смерти К.П. Орловского в январе 1968 г. колхоз возглавил В. К. Старовойтов. 7 сентября 1977 года в Мышковичах был открыт бюст Героя Советского Союза и Героя Социалистического Труда Кириллу Прокофьевичу Орловскому.

По переписи 1959 г. 1082 жителя, в 1970 г. 1086 жителей. В 1986 г. 360 дворов, 1143 жителя.

Начали действовать машинный двор, овощной завод, швейный, молочный и колбасный цеха, столярно-слесарные мастерские, мельница, цех по разливу минеральной воды, средняя школа, торговый центр, детские ясли-сад, ресторан, гостиница, стадион, библиотека, отделение связи, общественная баня, фельдшерско-акушерский пункт, комплексно-приёмный пункт бытового обслуживания,АТС (с 1970), Дворец культуры, детская музыкальная школа. В 2002 г. 755 дворов, 1998 жителей. В 2007 г. центр СПК «Рассвет» им. К. П. Орловского.

материал http://ru.wikipedia.org/

В составе Великого Княжества Литовского и Речи Посполитой

Очень длительный период белорусского истории связан с существованием Великого княжества Литовского — поли-этничном государства, образовавшейся в течение второй половины XIII-XIV в. на землях балтов (жемойтов и аукштайтов) и значительной части территории бывшей Киевской Руси. Во главе этого государства стояла династия литовского (аукштайтской) происхождения, которая объединила целый ряд балтских и древнерусских княжеств в единое политическое образование, направленное сначала против агрессии немецких крестоносцев с запада и татар с востока.Нет точных сведений о том, какие княжества помещались на территории Киравшчыны накануне ее входа в Великое княжество Литовское. Следов существования древнерусских городов на этой территории не обнаружено, а ближайшими политическими центрами являлись Рогачев на Днепре и Свислочь при впадении одноименной реки в Березину. Возможно, уже существовал и Бобруйск, но в летописях он не упоминается и самостоятельной роли в то время не играл.

Косвенные данные свидетельствуют, что междуречье нижней Березины и Друга вошло в состав Великого княжества Литовского в других половине 1340-х или начале 1350-х годов. В 1345 к верховной власти в государстве пришел князь Ольгерд Гедиминович. Он согнал с великокняжеского должность своего брата Явнута, в борьбе с которым утверждался на поддержку Кейстута, и фактически сделал последнего своим соправителем. Ольгерд и Кейстут поделили между собой ту часть государства, что подчинялась непосредственно великокняжеской власти (были еще участия других Гедиминовичей и некоторых местных князей). Ольгерд сделал центром своих владений город Вильно (современный Вильнюс), а Кейстуту отдал Тракай (Тракай). Одновременно братья договорились, что все новоприобретенный владения будут также делить пополам.Это условие действовало где до второй половины 1350-х годов. В дальнейшем Кейстут, втянут в борьбу с крестоносцами и поляками, видимо, не настаивал на ее выполнении. Поэтому приобретенные позже Мсциславское, Брянское, Черниговское и Киевское княжества Ольгерд уже не делил с братом, а отдал в качестве доли участия своим сыном.Что же касается Бобруйской волости, которая начинает впаминацца в конце XIV в. и которая охватывала, как мы увидим позже, большую часть сегодняшнего Кировского района, то она как раз и была разделена между Виленским и Троцким княжествами (назней — воеводствами). Это свидетельствует о том, что она была включена в Великое княжество Литовское после 1345 (иначе вошла бы в одно из вышеназванных княжеств), но до того, как условие Ольгерда с Кейстутом перестала выполняться.3 населенных пунктов непосредственно на территории Кировского района раньше всех начинает именоваться у источниках Добасна (название которой тогда употреблялось в форме «Дубосна»). Это было поселение, выделенное из состава ли Бобруйской, то ли Рогачевской волости и где-то в первой трети XV в. пажалаванае великим князем Витовтом Кейстутовичем одному из Друцких князей — Дмитрию Семенович Сякиры, который от своего имения Зубревичи (между Друцкая и Оршей) назывался князем Зубрэвицким.

Дмитрий Сякира хотя и принадлежал не к Гедиминовичей, а к местному княжеского рода, захававшагася со древнерусских времен, был довольно влиятельной личностью в государстве на конце господства Витовта и при преемнике последнего Свидригайло Ольгердович, который был великим князем в 1430-32 гг. Кроме своего родового участия в Друцке и Зубрэвичах, князь Дмитрий получил от великих князей Витовта и Свидригайло, а также от польского короля Ягайло Алыердавича большую Асцёрскую волость между Киевом и Черниговом, имение Быхов с землями между Днепром и Друццю, ряд поселений в Гродненском уезде и др. . Через брак он владел также имениями на Подолии, в бассейне Днестра.

В число этих приобретений Дмитрия Сякиры входила и Добасна. Вместе с другими его имениями она упоминается в грамоте, в которой этот князь записывает право на свои владения жене, княгине Софье. К сожалению, документ датирован не годом от рождества Христова или от «сатварэння мира», а 7-м индикта (годом 15 летнего циклического календаря, который был очень распространен в XV в.). Во времена жизни князя Дмитрия этот индикта приспособление на 1429, 1444 и 1459 годы. Позже эта запись была подтверждена в 1470 г. великим князем Казимиром.

При жизни Дмитрия Сякиры Киравшчына была затронута военными действиями между Свидригайло и Сигизмундом Кейстутовичем. Свидригайло, который в ночь на 1 сентября 1432 г. был свергнут с должность сторонниками Сигизмунда, сохранил власть над восточными землями Великого княжества. 15 октября 1432 г. он подчинил себе Бобруйский замок, что означало переход под его власть и всей окружающей волости. Дмитрий Сякира, владелец соседней Добасны, также встал на сторону Свидригайло. Таким образом, вся Киравшчына оставалась под контролем последнего к его поражения летом 1436 в битве под Вилькомиром (в Литве). Позже здесь была восстановлена ​​власть великих князей литовских — Сигизмунда, а с 1440 г. — Казимира Ягайловича.

Дмитрий Сякира не оставил после себя сыновей. Его наследница стали жена и единственная дочь Марина, которые вместе упоминаются гораздо позже, в 1486 В это время Марина была женой князя Семена Трабского из рода князей Гольшанских, а возможно, уже и его вдовой. Марина пережила не только мужа, но и единственную дочь, которая была замужем за крупнейшим литовским магнатам, Троцким воеводой Мартином Гаштавтам. Собрав в своих руках наследие отца и мужа, княгиня Марина стала одной из богатейших лиц в Великом княжестве Литовском. Она не выходила замуж и в качестве вдовы продолжала владеть своими огромными владениями до конца жизни.

Незадолго до смерти, в сентябре 1490 г., княгиня Марина Трабская, дочь князя Дмитрия Зубрэвицкага и вдова Семена Гольшанского-Трабского, написала завещание, по которому все свои имения записывала единственному внуку — сыну Мартина Гаштавта Альбрехту. В августе 1496 г., когда ее уже не было в живых, Альбрехт Гаштавт получил от великого князя Александра мацвержанне этого завещания, после чего мог вступить во владение наследством своей бабушки. Среди наследственных имений упоминается и Дубасны, которая названа в документе «двором» (укрепленной феодальной хутором сельского типа).

Новый владелец Дубасны также был очень значительным лицом. Огромные владения, полученные от отца и бабки, он еще больше увеличил через брак с княжной Софьей Вярэйскай, единственной наследница своего отца. После этого Альбрехт Гаштавт сделался самым богатым землевладельцем в Великом княжестве — количество его подданных была близка к 7,5 тыс. семей, около 50 тыс. душ. Соответственно своему богатству он занимал и высшие должностные посты в государстве — был виленским воеводой и одновременно канцлером.

О событиях этого времени, связанные с территорией Киравшчыны, почти ничего не известно. Наверное, через нее двигались в 1508 г. русские войска, посланные на помощь мятежному князю Михаилу Глинскому. Летописи сообщают, что Глинский, который шел из Мозыря, встретился с русскими около Бобруйска, затем оба войска совместно двинулись на Минск. Мятеж Глинского, однако, не был поддержан большинством белорусского знати.

Альбрехт Гаштавт умер в 1539 После него остался единственный сын Станислав, который пережил отца всего на три года и умер в 1542 г. примерно в 35-летнем возрасте. На этом закончился знаменитый род Гаштавтав, известный с конца XIV в. Его необъятные владения как выморочным имущество отошли к великого князя Жигимонта.

Кстати, молодая вдова Станислава Гаштавта была той самой красоткой Барбарой Радзивилл, которая позже стала сначала любовницей, а затем и женой нового великого князя Жигимонта Августа. Однако к имений первого мужа она уже не имела отношения, поскольку они стали государственной собственностью.

Добасна не долго оставалась в распоряжении великого князя. Скоро она заново была пажалавана одному из трех братьев Ходкевичей, что в начале второй половины XVI в. выдвинулись на роль второго по значению (после знаменитых Радзивиллов) магнатского рода в Великом княжестве. Братьев звали Иероним, Григорий и Юрий Александровичи. Из них Григорий, который был сначала Троцким, затем виленским комендантом (вторая после воеводы должность) и одновременно найвышшым гетманом (главнокомандующим), получил в качестве выслуги поместье Добасна. Его обладателем он выступает в 1568 г. и остается им до своей смерти в 1572

В Григория Ходкевича от брака с княжной Екатериной Ивановной Вишневецкой осталось пятеро детей: сыновья Андрей, Александр и дочери Анна, Софья и Александра. Однако оба сына умерли быстро вслед за отцом: Андрей — в 1575 г., Александр — в 1578 г., не оставив потомков. Наследие отошла к ним сестер, из которых Александра, жена князя Романа Федоровича Сангушки, тоже скоро умрет, а Анна после смерти в 1580 г. первого мужа, Павла Ивановича Сапеги, в 1585 возобновила брак с Павлом Николаевичем Пацем. Третья сестра, жена Филона Кмиты, умерла без потомства, и в 1587 г. произошел раздел наследства между Анной и ее племянниками, детьми Александры и князя Г. Ф. Сангушки. По условиям этого раздела двор и городок Добасна с окружающей волостью отошли к Анне, жены П. М. Паца.

В этом документе Добасна впервые названо местечком. Так назывались поселения, жителям которых специальным великокняжеским привилегией разрешалось заниматься не только сельским хозяйством, но и торгово ремесленной деятельностью. Вероятно, статус местечка Добасна получила еще при Григорий Ходкевичу.

Имение Добасна занимал лишь небольшую часть Кировского района. История других мест в XV — XVI в. прослеживается не так четко, так как они принадлежали к государственной и церковной собственности и не так часто попадали на страницы документов, как имения магнатов. Северо-восток Киравшчыны, что примыкает к реке Друть, вообще не упоминается в источниках. Известно только, что там уже в XVI в. существовало село Чигиринка. Многотомное вы-ние «потерялся» под редакцией В. П. Семенова без ссылки на источник сообщает, что Чигиринка тогда относилась к имения Озераны (в современном Рогачевском районе, ниже по Друти), принадлежащий Киево-Печерского монастыря. Не исключено, что вместе с Озеряны и соседними Хомича (в современном Быховском районе) Чигиринка выделялось все с того же Быховско-Добасненскага поместной комплекса, принадлежавшего князю Зубрэвицкаму и его потомкам, а после Гаштавтав перешел к господам Ходкевичей. Позже, в XVIII в., Чигиринка относилась к Быховского графства, которое после Ходкевичей перешло к Сапегов. В 1720 г. Ежи Станислав Сапега подарил Чигиринское церкви 2 волоки земли, а в 1735 г. упоминается Чигиринский православный женский монастырь.

Что касается центральной и западной частей Кировского района, то они в рассматриваемый время относились к государственной Бобруйской волости, с которой в качестве отдельного (хотя и тоже государственного) имения выделялась Любоницкая волость.

Заметим, что из документов XV — начале XVI в. известный частный поместье Любоничи, принадлежавший господину Ивану Рагацинскаму, а затем согласно завещанию его дочери Феодоре, вдовы князя Кобринского, отошел к потомкам ее сестер князёвен Прыхабских и князей Вишневецких. Однако поселений с такой или подобной (. ‘Июбавичы) назван в Беларуси несколько, и маловероятно, что эти сведения относятся к кировские Любонич, которые позже выступают как государственная собственность.

Бобруйская волость упоминается довольно часто, но первым документом, который позволяет представить ее пределы и внутреннюю структуру, является инвентарь (хозяйственное описание) за 1639, опубликованный в 25-м томе «Актов Виленской археографической комиссии». Инвентарь был составлен по случаю проведения в Бобруйской волости так называемой волочной размере, которая заключалась в разграничении крестьянских и мещанских наделов на равные участки — волоки, которые выступали в качестве единиц налогообложения. Передел старых участков на волоки растянулся на 28 лет (он начался в 1611 г. и только в 1639 г. был закончен). Особенно ценный инвентарь том, что в нем указывается количество в каждом селении старых единиц налогообложения («служб»), введенным в 1560 Таким образом, документ отражает не только ту ситуацию, сложившуюся в результате волочной размеры, но и ту, что восходит к 1560 г.

Среди населенных пунктов Бобруйской волости инвентарь упоминать и те, которые находились на территории современной Киравшчыны (большинство из них сохранилось и сегодня). Так, село Хомичи (в то время название «деревня» не применялась, даже небольшие населенные пункты назывались селами) после 1560 имела 5 крестьянских служб. При волочной размере на землях этого села было намерена 30 волок (1 волока занимала 21,36 га ворывнай земли, к которой часто добавлялось около 2 га под усадьбы). Всего в селе было 34 «Дым» (крестьянские хозяйства), которым было выделено 16 волок (в основном по паввалоки на хозяйство, что соответствовало обычным нормам того времени). 14 волок остались пустыми, образуя резерв сельскохозяйственных земель.

Село Качэрычы имела к волочной размере 6 служб. В нем жили 30 семей, получивших 20 тащил, при этом еще 26 волок остались пустыми. В селе Мишковичи (современные Мышковичи) ранее было 4 службы, но на момент размере оно почти запустеет: там осталось всего 2 «Дым», которые получили 1 волоку земли. Остальные 13 намерен в этом селе тащил остались без хозяев. Небольшое село Цейкавичы к западу от р. Алла после 1560 имела всего 1 службу, в результате размеры там были образованы 10 волок, из которых 6 остались пустыми, а 4 получили 8 крестьянских хозяйств, что жили в этом селе. У границы поместья Добасна, который в 1639 г. принадлежал пану Адаму Шабловский, находилось село Глыбкавичы, которое также имело второе название Добасна. В нем было 2 службы, а после размере 8 хозяйств получили 6 волок, 4 осталось в резерве.

На самом юге Киравшчыны находились села Павловичи и Дваранинавичы, которые граничили со шляхетскими имениями Бортники и Рыня в современном Бобруйском районе. В обоих селах после 1560 было по 3 службы. Павловичи насчитывали 28 «дымов», 12 оседлый и 6 пустых волок, Дваранинавичы — соответственно 14 «дымами», 10 оседлый и 10 пустых волок.

Даже в первой половине XVI в., Когда составлялся инвентарь, хранился разделение Бобруйской волости на две час.тки, из которых одна платила налоги в Виленское, а вторая — в Троцкого воеводства, соответственно старому соглашению между Ольгердом и Кейстутом. Так, в Троцким половину Бобруйского староства входили Мышковичи, Цейкавичы, Качэрычы, Хомичи, Глыбокавичы, Добасна, Павловичи, Дваранинавичы; в Виленскую — Волосови-чи, Илейчыцы, Полькавичы. Во время волочной передел в состав староство входили еще любоницкия села: Казуличы, Подречье, Морхавичы, Уласавичы, Болотчицы, Сергеевичи, Кострычы. Как уже отмечалось выше, в составе Бобруйской волости находился отдельный государственный имение Любоничи. Он не платил налоги непосредственно в государственную казну, так как казался в «государство» (залог) частным лицам. Феодал, который получал такой имение, вносил в казну определенную денежную сумму, после чего мог получать доходы с имения в течение оговоренного времени. Любоничи принадлежали на таких условиях пани Анне Дмасицкай, после ее смерти в 1623 г. были переданы Самуэлю Пацу, а после его смерти в 1627 г. были оставлены в распоряжении его вдовы Петранели. Поскольку волочная размеров в этом имении была проведена уже в 1598 г., инвентарь Бобруйской волости приводит лишь общее количество волок, что имелись в его поселениях на 1639 Так, в селе Казуличы было 21 оседлую и 19 пустых волок, в Падрэччы — соответственно 7 и 5, в Марховичах (Махровичах) — 8 и 4, во Власович — 10 и 6, в Белевич — 11 и 13, в Сергиевича — 12 и 8, в октябре — 11 и 9.

Кроме того, село Слободка из состава той же Любоницкай волости находилась в пожизненном владении шляхтича Лоранс Матыяшавича, а село Ставпишча было передано бывшим бобруйском заместителем Петром Тризно в залог господину Станиславу рогов, земскому судьи Речицкого уезда. В этом селе раньше было 2 службы, а позже стала 5 асёдлых и 25 пустых волок. При описании границ Ставпишча упоминается также соседняя Дуброва, что принадлежало господину Ширяева, владельцу села Старска (вероятно, позднейшая деревня Старцы по юго-восточной окраине сегодняшнего Кировска).

В инвентаре указанный повинности, которые надлежало выполнять владельцам одной волоки (напомним, что звйичайна такую ​​волоку держали 2 большие крестьянские семьи по 6-8 человек в каждой). Повинности зависели от качества почвы; всего определялись три градации: хорошая, средняя и «злая» земля. С волоки хорошей земли принадлежало платить ежегодно 2 копны денег (капо — личэбная единица, которая означала 60 предметов), то есть — 120 денег. Кроме того, нужно было справить естественные повинности — сдать бочку овса, бочку ржи, гуся и 2 курицы, 2 десятка яиц, воз сена и 10 возов дров. Крестьяне Бобруйской волости, как и большинства государственных имений на востоке Великого княжества, не выполняли барщины. Для средней земле размер денежного оброка снижался до 3 злотых (1 злотый равнялся 30 деньгам), а для плохой земли — до 60 денег (1 копны).

В середине XVII в. вся Беларусь превратилась в арену военных действий. Не обошел эту судьбу и Киравшчыну.

В конце 1647 началась война между Речью Посполитой и украинскими казаками, которых возглавлял гетман Богдан Хмельницкий. Он направил казацкие отряды и на территорию Беларуси. Они заняли Бобруйск, нанесли поражение армии хорунжего Яна Паца и достигли аж Игумен (современный июнь).

Календарь


Настоятель храма.

zambrizichci

Погода